Объекты и субъекты благотворительности и социальной деятельности в истории России

Автор: Е. С. Чекайкина

Структура благотворительной деятельности и социальной поддержки населения 

Рассмотрим составные части благотворительной и социальной
деятельности в конце XIX
начале XX века. Анализируя классификации, объекты и субъекты процесса,
можно увидеть расхождения в понимании проблемы разными исследователями. Опуская
критику уже существующих классификаций, предложим собственный вариант. По объектам
благотворительную деятельность можно разделить на: 1) церковную; 2) общественную;
3) частную; по субъектам на: 1) церковную; 2) состоятельных господ; 3) простых
граждан.

 

Если сегодня можно четко провести грань между частной (индивидуальной)
благотворительностью и благотворительностью предпринимателей, то к исследуемому
периоду этот метод применить сложнее. Здесь можно предложить применить это
деление с опорой на сословное устройство. Благотворительность общественная
включает все виды поддержки, которые предоставлял простой люд, мещане,
крестьяне, мелкие торговцы. В основном это 
были кружечные сборы, помощь трудом, небольшие пожертвования, участие в
лотереях, посещение благотворительных мероприятий. Люди принимали участие в
благотворительности независимо от финансового и сословного положения. И как
показывают данные современных социологических исследований (на которые с
определенными оговорками допустимо ссылаться), люди с малыми средствами к
существованию, часто сами нуждающиеся, готовы помогать ближним чаще, чем
богатые. То же подтверждают и архивные данные благотворительных учреждений [5]. По ним можно сделать
некоторые выводы о социальном положении, мотивах жертвователей и размерах
жертвуемых ими сумм.

 

Но все же эта часть пожертвований составляла небольшой
процент. Основной объем средств обеспечивала благотворительность состоятельных
господ. Это поддержка членов императорской семьи, купечества, дворянства,
промышленников, заезжих состоятельных иностранцев.

 

Таким образом, при использовании данных классификаций предлагается
применять в качестве основания либо вид благотворительности, либо социальное
положение жертвователя. Это видится важным, исходя из двух причин. В первой
классификации это связано с тем, что здесь используются различные методы  благотворительности и источники
финансирования. Во второй классификации важно то, что субъекты благотворительности,
представители разных сословий, резко отличались друг от друга доходами.

 

В 1891-1899 годах было создано свыше половины (53%) всех
благотворительных обществ, возникших в стране с 40-х годов XIX в. К началу ХХ
в. в Российской империи насчитывалось более 11 тыс. благотворительных
учреждений (4 762 благотворительных общества и 6 278
благотворительных заведений) [2]. На каждые 100 тыс. населения приходилось 6
благотворительных учреждений
[3; 3]
.

 

В конце XIX в. (в 1898 г.) благотворительные учреждения в
России по родам благотворения распределялись следующим образом: богаделен –
1514, детских приютов – 763, учреждений медицинской помощи – 350, школ
благотворительного характера – 463, дешевых столовых – 125, ночлежных домов –
67, домов трудолюбия – 67, яслей – 50, странноприимных домов – 40, дешевых
квартир – 82, народных читален – 34. Всего насчитывалось 3555 благотворительных
учреждений. Из них в Москве находилось 453 учреждения (13% от общего числа), в
Санкт-Петербурге – 638 (18%).

 

В Российском государстве некоторые благотворительные
учреждения управлялись на особых основаниях. К первой группе относились
благотворительные заведения, состоящие под непосредственным покровительством
Императора и членов Императорского Дома (Учреждения и Уставы этих заведений
составлялись особым образом); ко второй категории заведений относились
комитеты, общества и благотворительные кассы, которыми заведовало Министерство
внутренних дел; к третьей группе относились благотворительные заведения
Императорского Человеколюбивого общества и к четвертой категории — духовные и
некоторые другие ведомства попечительства о бедных [17].

 

Благотворительные общества и учреждения распределялись по
ведомствам: Министерства внутренних дел, Министерства народного просвещения,
Министерства путей сообщения, Морского министерства, Министерства земли и
государственного имущества, Министерства Императорского Двора, Ведомства учреждений
императрицы Марии, Ведомства духовного и др. [16; IX].

 

Ведомство учреждений императрицы Марии имело 683 учреждения,
Российское Общество Красного Креста — 518, Императорское Человеколюбивое
общество — 212, Попечительство о домах трудолюбия и работных домах — 274,
ведомства православного исповедания и военного духовенства — 3358, МВД — 6835,
Министерство народного просвещения — 68 и др. Только за один 1898 г. услугами
этих учреждений воспользовалось более 7 млн. человек [11; 43].

 

Для некоторых исследователей также характерно сужение круга
объектов благотворительности, что, на наш взгляд является серьезной ошибкой.
Надо понимать, что помощь оказывалась не только бедствующим гражданам и
заведениям общественного призрения (больницам, работным домам, приютам). Поддерживались
заведения культуры, образования, библиотеки, парки отдыха. Граждане совместными
усилиями возводили памятники. Так, в Пензе по инициативе и при содействии
горожан были созданы библиотека им. М.Ю. Лермонтова, Пензенское общество
любителей естествознания (ПОЛЕ), скверы Пушкина и Лермонтова. Так, в некоторых
исследованиях происходит сужение списка объектов, форм, методов и мотивов
благотворительности. В них не показываются реальные объемы вкладов, которые
делали рядовые граждане в развитие социальной сферы и своего региона в целом.

 

Формы благотворительности и общественного призрения

Формы и мотивы благотворительности зависят
от субъектов этой деятельности и от предпосылок, которые им создает окружающая
среда, историческое развитие и нынешние органы власти, создавая законы и
проводя сиюминутную политику.

 

В первой половине XIX века окончательно сложились формы
общественного призрения и типы благотворительных учреждений. К моменту
основания приказов и до конца царствования Александра I в России преобладали закрытые формы
призрения (предоставление мест в сиротских домах, приютах, домах умалишенных,
больницах, богадельнях).

 

К середине XIX века начинают набирать обороты
открытые формы призрения, известные и ранее, но не имевшие большого
распространения. К ним относятся: раздача милостыни (наиболее популярная);
выдача ссуд и денежных пособий (постоянных и единовременных); вещевая, денежная
и продуктовая помощь на дому; дешевые столовые и квартиры. У каждой из этих
форм были свои достоинства и недостатки. С одной стороны, закрытая
благотворительность более целенаправленна, ее работу легче контролировать
государственным и общественным органам. Но, с другой стороны, в больницах,
богадельнях, сиротских домах и приютах можно оказать помощь весьма ограниченному
количеству людей. Во-вторых, эта форма благотворительности требовала
дополнительных затрат на жалование персоналу и постройку или наем помещений. И,
наконец, пребывание призреваемых в этих учреждениях нарушало их семейные связи
и лишало самостоятельности. Что касается открытой благотворительности, то,
во-первых, она не требовала специально организованных заведений, во-вторых,
такую помощь можно было оказывать неограниченному количеству бедняков, (их
число ограничивалось лишь отсутствием средств). Но существенным ее недостатком
являлась трудность в организации помощи действительно нуждающимся и сложность
контроля над тем, чтобы она использовалась по прямому назначению.

 

Так, в качестве источников финансирования
призрения бедных духовного звания закон предусматривал добровольные и
благотворительные пожертвования, кружечные сборы, доходы от продажи свечей,
кладбищенские, штрафные деньги, взыскиваемые по духовному ведомству.

 

Для помощи лицам с недостатками слуха и
зрения использовались закрытые формы призрения. Императорское Человеколюбивое
общество и попечительное о тюрьмах общество наиболее активно применяли в своей
деятельности открытые формы помощи нуждающимся (дешевые и бесплатные квартиры и
столовые, денежные пособия, ночлежные дома и т.д.).

 

Эти технологии были наиболее
распространены. Они были удобны и понятны большинству граждан. Закрытые формы
благотворительности стали первым шагом на пути к формированию системы
государственной защиты. Он был сделан 1 сентября 1763 года, когда Екатерина II подписала манифест об
учреждении в Москве «сиропитательного дома» в Москве. А так как средств у
государства на это не было, на общественное благо стали привлекаться
общественные ресурсы.

 

Пример другого типа благотворительности – «рациональной».
В 1882 году братья Петр, Александр и Василий Алексеевичи Бахрушины обратились в
городскую управу с предложением о пожертвовании 450 тысяч на устройство
больницы для хронических больных. Из этого капитала 240 тысяч следовало
употребить на постройку больницы на 200 коек. Остальная сумма предназначалась в
качестве неприкосновенного фонда с обращением процентов на содержание больных.
Проектировал больницу архитектор Б.В. Фрейденберг. Строительство началось в
1885 году, закончилось в 1886-м, а в 1887 голу состоялось открытие больницы [4;
188]. И снова мы видим деловой подход к благотворительности. Он позволял при
условии достаточного стартового финансирования в дальнейшем  существовать заведению общественного
призрения без участия благотворителей – средства на его нужды поступали как процент
с капитала. В работах современных исследователей мы, к сожалению, пока не
встречаем анализа такой модели благотворительности. А между тем, например,
создание капитала для общественных организаций и государственных организаций
социальной сферы вновь становится актуальным.

 

Итак, мы можем выделить следующие формы и
методы благотворительности в исследуемый период:

1.     
Закрытые (делятся по видам заведений).

2.     
Открытые (более гибкие и разнообразные):

а.      
организация мероприятий в пользу объекта
благотворительности (спектаклей, праздников, продаж);

б.     
строительство объектов благотворительности (больниц,
воспитательных домов);

в.     
создание самих общественных заведений;

г.      
материальные пожертвования;

д.     
денежные пожертвования;

е.      
пожертвование трудом и временем;

ж.    
попечительство (граждане становились попечителями заведений
и помогали в их развитии);

з.      
создание капитала;

и.     
братства (церковные братства по своей инициативе брали
на себя разнообразные функции в зависимости от нужд общества);

к.     
прием детей на воспитание;

л.     
стипендиальные программы.

 

Таким образом, к середине XIX века в России не только набирает обороты благотворительное
движение. Из него явно выделяется государственная социальная политика. В
Российской Империи возникает сложная система социальной защиты, во многом еще
не совершенная, но затрагивающая разные сферы жизни.

Основными направлениями благотворительной деятельности на рубеже XIX и
XX веков были поддержка культуры и искусства, образовательных учреждений,
церкви, регулярной армии, органов призрения. Последние представляли собой целую
структуру социальных (в истории отечества их называют благотворительными)
учреждений. В конце XIX – начале XX века в России существовала разветвленная
система благотворительных обществ и общественных организаций. Во главе ее
стояла инициатива императорской семьи, каждая организация подчинялась
определенному ведомству, попечительству. Существовали разные формы социальной
помощи. Открытые формы были наиболее гибкими, доступными для понимания и
удобными для помогающих граждан. Эти формы соответствовали их потребностям и
мотивам. Закрытые формы постепенно трансформировались в жестко контролируемую,
менее гибкую систему государственной поддержки населения.

 

Приложение:

1.            
Ашрот П.Ф., Мюнстерберг Э. Призрение бедных. — СПб.,
1902.

2.            
Благотворительность в России. В 2-х т. — СПб., 1907.

3.            
Благотворительные учреждения Российской империи. —
СПб., 1990.

4.            
Власов П.В. Благотворительность и милосердие в России /
П.В. Власов; общ. ред. А.К. Голицын. — М., 2001.

5.            
ГАПО. Ф. 89. Оп. 1. Дд. 79, 90. Подписные листы о
пожертвовании денег в пользу Александринского детского приюта в г. Пензе.

6.            
Государственные учреждения в России. — Нижний Новгород,
1994.

7.            
Друговская А.Ю., Гатилова Л.С. Да не оскудеет рука
дающего… (Из истории благотворительности в губерниях Центрального Черноземья
в конце XIX — начале ХХ веков). — Курск, Изд-во КГМУ. 1999.

8.            
Колебакина Е.Ю. Общественное призрение и
благотворительность в Архангельской губернии, конец XVIII — начало XX вв. Дис.
д. и. н. Архангельск, 2002.

9.            
Коробейников Ю.В. Исторический опыт осуществления общественной
помощи нуждающимся органами местного самоуправления России в 1864-1917 гг.
Автореф. дис. к. и. н. Ставрополь, 2003.

10.        
Максимов Е.Д. Особые благотворительные ведомства и учреждения.
— СПб., 1903.

11.        
Мельников В.П., Холостова Е.И. История социальной работы
в России. — М., 1998.

12.        
Модель И. М., Модель Б. С. Благотворительные
общественные организации как институт гражданского общества //
Благотворительность в России. Исторические и социально-экономические исследования.
СПб., 2003.

13.        
Муктан А.В. Обзор фондов Российского государственного
исторического архива по истории благотворительности в России в конце XVIII –
XIX вв. // Благотворительность в России. Исторические и социально-экономические
исследования. СПб., 2003.

14.        
Разуваева Н.А. История российской благотворительности
во II половине XIX – начале XX века (по материалам Пензенской губернии), дис.
к. и. н., Пенза, 2006.

15.        
Ракитский Б. Социальная политика, социальная защита,
самозащита трудящихся в обществе. Ч. 1: Социальная политика // Социальная демократия.
— М., 1997. — Вып. 9.

16.        
Сборник сведений благотворительности в России. СПб.,
1899.

17.        
Свод законов Российской империи. Т. XIII. Уставы о
народном продовольствии, общественном призрении и врачебный. — СПб., 1892.

18.        
Семенов А., Дмитриева О. К истории благотворительности
Сарапульских купцов // Известия Сарапульского музея. Сарапул, 1994. Вып. 5.

19.        
Социальная политика государства / Под ред. В.Ф.
Уколова. — М., 1997.

20.        
Ульянова Г. Н. Благотворительность московских
предпринимателей. 1860-1914.  М., 1999.

21.        
Ульянова Г.Н. Изучение истории благотворительности в
России: тенденции и приоритеты (1989 – 2002 гг.) // Благотворительность в
России. Исторические и социально-экономические исследования. СПб., 2003.

22.        
Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной
России: национальны и опыт и вклад в цивилизацию // Россия и XX веке. М., 1994.

23.        
Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. — СПб. (1890
– 1916 гг.)

Больше новостей