ДЕВЯТОЕ ЯНВАРЯ: СТО ЛЕТ СПУСТЯ

Российское законодательство предоставляет гражданам целый набор возможностей выражения мнений, наиболее распространенные из которых – участие в голосовании на выборах представителей в законодательную и исполнительную власть, участие в митингах и через СМИ.
События показывают, что спустя сто лет после знаменитого шествия 9 января, предпринятого с целью выражения определенных общественных мнений и настроений, в нашем обществе у граждан до сих пор нет уверенности в своих возможностях быть услышанными и понятыми властью.

О выборах

В декабре 2004 года в Пензе проходили выборы депутатов городской Думы. На них был зафиксирован рекордно низкий для региона уровень явки избирателей. При установленном пороге легитимности выборов в 20% от числа избирателей пришли к урнам 27% горожан, обладающих правом голоса. Если учесть уровень протестного голосования, который составил в среднем 17,59%, то получится, что современный состав Думы выбран всего 22% избирателей. Следует также отметить, что на одном из 35 округов победил кандидат «против всех», в восьми округах протестное голосование превышало 20%, достигнув на одном из них 38,42%, и еще в восьми округах оно было более 19%.

Такое поведение пензенских избирателей можно было бы объяснить общей тенденцией снижения интереса к институтам демократии вследствие психологического состояния усталости в обществе от затянувшегося процесса реформ при спорных результатах этих самых реформ. Однако стоить отметить весьма интересный фактор, который в случае с Пензенской Думой мог стать решающим для избирателей. Одновременно с выборами в Думу должны были выбирать мэра, но этого не произошло. В сознании многих пензенцев ответственность за лишение их права напрямую выбирать мэра Пензы, то есть свободно выражать мнение по вопросу, представляющему общественный интерес, лежит именно на городских депутатах. Таким образом, через низкую явку и высокий процент протестного голосования горожане активно выразили свой протест против лишения их права голоса.

История вкратце такова. На протяжении последних четырех лет администрация Пензенской области предпринимала разнообразные попытки для ликвидации прямых выборов мэра Пензы горожанами. К такой идее областная власть пришла после того, как ее ставленник потерпел сокрушительное поражение на выборах главы городской администрации. Вертикаль власти, то есть утверждение кандидатуры главы самоуправления, предложенной губернатором, представительным органом вместо его прямого избрания, установлена в Пензенской области практически во всех муниципальных образованиях, за исключением Пензы, Заречного и Кузнецка.

Попытки отмены прямых выборов градоначальника Пензы стали особенно настойчивыми накануне последних выборов и привели к срыву голосования по кандидатуре главы исполнительной власти. Решающую роль здесь сыграла именно городская Дума. Вопрос погряз в юридических согласованиях, и прошло уже несколько месяцев, как городом управляет исполняющий обязанности мэра, бывший вице-губернатор, открыто заявляющий, что городская администрация – это подразделение областного правительства. Затянувшееся обсуждение вопроса об отмене выборов широко освещалось местными СМИ, и это накануне выборов сыграло для депутатов роковую роль, так как горожане серьезных аргументов в пользу отмены выборов не услышали. Принять решение в пользу областной власти депутаты до собственных выборов не успели из-за стойкости фракции коммунистов, поэтому его пришлось оставить новому составу Думы. Во время предвыборной кампании значительную часть кандидатов в депутаты составляли предприниматели, руководители предприятий и организаций, то есть люди, абсолютно зависимые от власти, от которых вряд ли можно было ожидать восстановления демократической процедуры выборов мэра.
И самым показательным фактом отношения горожан к депутатскому корпусу областного центра стало голосование по кандидатуре Светланы Пинишиной, прежнего председателя городской Думы, наиболее настойчиво пробивавшей идею «повышения ответственности мэра» через отмену всеобщих выборов градоначальника. В ее округе пришли голосовать всего 22,13% избирателей, а кандидат «против всех» получил 22,15%. Еще деталь: за два часа до закрытия выборов лишь три округа не набирали нужных 20% до признания выборов состоявшимися, среди них самый низкий показатель был в округе С.Ф. Пинишиной – 18,15%. Тут еще не могло не сыграть свою роль и то, что в период руководства городской Думой ей было поручено руководить неким объединением чиновников и руководителей, «симпатизировавших» партии «Единая Россия» в ходе раскрутки В.В. Путина на второй президентский срок и подготовки выборов в Госдуму РФ. Данная организация попутчиков «Единой России» фактически была одним из главных административных ресурсов по мобилизации руководителей различных структур области в предвыборной обстановке с целью обеспечения в регионе необходимых Кремлю результатов выборов.

Неудивительно поэтому, что пензенцы в ответ на активную деятельность городской Думы по ограничению их права на свободное выражение мнения путем голосования выразили свое отношение к ней низкой явкой в день выборов и высоким уровнем протестного голосования.

О митингах

Не менее показательными в плане обсуждаемой темы были события, связанные с бурной реакцией общественности на введение в действие печально известного Федерального закона №122 о монетизации льгот. Начиная с 12 января и по сей день в Пензе регулярно проходят массовые митинги протеста против социальной политики федеральной власти. Остроту им с самого начала придало то, что демонстранты дважды приходили к зданию правительства Пензенской области, чтобы встретиться с губернатором, но он ни разу за все время не пошел на прямой контакт со своими избирателями. От неудовлетворенности тем, что не удалось свободно выразить свое мнение, тысячная толпа пожилых людей стихийно приняла решение перекрыть движение транспорта в центре города и таким образом заставить власть себя услышать. Акция продолжалась недолго, и никаких антиобщественных поступков при этом совершено не было. Тем не менее, одного из ее участников привлекли к административной ответственности. Жертва была выбрана из числа рядовых демонстрантов произвольно на основании оперативной видеосъемки. 67-летнего ветерана Вооруженных сил Б.Я. Киселева признали виновным в правонарушении на основании записанных в протоколе следствия показаний двух чиновников, которые на суде заявили, что один из них на данном митинге не был, а другой не узнал обвиняемого. Доказав таким убедительным образом вину пенсионера, судья Татьяна Черненок освободила его от ответственности «ввиду малозначительности совершенного им деяния» и «учитывая обстановку в стране».

Пензенские власти не то чтобы не дают возможности общественности выражать свое мнение, но стараются помочь ей самовыразиться таким образом, чтобы «и волки были целы, и овцы сыты». Когда правозащитное общество «Мемориал» пыталось подать заявку на проведение в центре Пензы пикета по поводу лишения незаконно репрессированных россиян федеральных льгот, власти не нашли лучшего повода отказать, как сообщить, что уже есть заявка на это же место и время от «Единой России» на проведение пикета в поддержку президента. В результате переговоров «Мемориалу» выделили такое место, где его мнением мало кто мог поинтересоваться по причине малолюдности места. А «Единая Россия», кстати, в том «заявленном» многолюдном месте так и не появилась.

О СМИ

Подобные события, связанные с массовыми формами выражения общественного мнения, не случались в Пензе с 1991 года, поэтому по всем законам жанра они должны были оказаться в центре внимания местных СМИ. Между тем электронные СМИ ряд митингов и пикетов просто не заметили, а содержание других выхолостили или исказили. Это притом, что митинги собирают от полутора до трех тысяч человек, хотя последнее десятилетие по титульным праздникам 1 Мая и 7 Ноября приходили на массовые мероприятия коммунистов не более пятиста человек. По неофициальной информации, отснятый на митингах материал Пензенская ГТРК отсылала в ВГТРК, а затем показывала сюжеты с учетом рекомендаций «из центра». Естественно, что официально данная информация не подтверждена, но картинка событий на местной ГТРК подтверждает высокую степень вероятности подобной практики. Так, проходившая в крайне напряженной обстановке встреча общественности с первым заместителем губернатора 14 января 2005 года была показана на местном госканале таким образом, что складывалось впечатление, будто собравшиеся пенсионеры просто млели от удовольствия. А массовая акция протеста 23 февраля не была удостоена присутствия ни одного из четырех местных телеканалов, зато оперативная видеосъемка велась самым подробным образом с нескольких камер. Не случайно обязательным пунктом резолюций всех массовых митингов в Пензе стало требование предоставления эфира для выражения мнений, которые невозможно стало озвучивать в электронных СМИ региона.

 

Вот так спустя сто лет после знаменитых событий в Санкт-Петербурге проблема реализации общественного интереса по-прежнему остается в нашей стране проблемой. Если в целом ряде государств, с которых в России планировали скопировать и адаптировать демократию, свобода выражения мнений является важнейшим средством выражения общественного интереса, то наши власти все так же не слишком расположены к диалогу с обществом. В настоящее время в стране успешно реализована программная установка на формирование так называемой «управляемой» демократии. Митинги и шествия, неугодные власти, уже не расстреливают, но усердие в выражении своего мнения особо не приветствуется. А независимые СМИ свободно настроили свой слуховой аппарат на чуткое улавливание мнения власти по поводу выражения всяческих неинтересных ей мнений.

 

Александр ЯХОНТОВ,

март 2005 года

Больше новостей

9 июля судья Ленинского районного суда Н.В. Макарычева удовлетворила иск пензенского Минюста об административном правонарушении фонда «Гражданский Союз». В мае…