Кирилл Эрастович Гиацинтов

КИРИЛЛ ЭРАСТОВИЧ ГИАЦИНТОВ. Русский, не смотря ни на что.

Материал собрала и обработала: 

Бородина Мария, 11 класс МБОУ «Лицей № 55» г. Пензы

 

 «МЫ СЕГОДНЯ С МОИМИ БРАТЬЯМИ ОЧЕНЬ ДОВОЛЬНЫ, ЧТО НАШИ РОДИТЕЛИ НАС ВОСПИТАЛИ В РУССКОМ ДУХЕ, С РУССКИМ ЯЗЫКОМ И РЕЛИГИЕЙ…»

К.Э.Гиацинтов

О Кирилле Эрастовиче можно рассказывать часами: человек интересной судьбы, яркая, неординарная, талантливая личность. Список можно продолжить. Кирилл Эрастович Гиацинтов сейчас живет в США. Но по происхождению он – русский, а его корни по маминой линии – пензенские.

В 2011 г. нам с братом предложили принять участие в историко-патриотическом проекте: «Потомки пензенских дворян. Возвращение имен». Цель проекта: информирование жителей Пензы и области через экспозиции о потомках пензенских дворян, которые в настоящий момент ведут гуманитарную и благотворительную деятельность в России, в том числе и для блага Пензенской области.

Один из организаторов этого проекта Владимир Георгиевич Лузгин (Пензенская общественная организация «Буртасская земля»), лично знает Кирилла Эрастовича  Гиацинтова и даже помогал с его поездкой в 2004 г. в Пензу. Так я узнала о Кирилле Эрастовиче, а когда стала изучать материалы о нем, меня буквально захватила его история жизни. Столько трудностей и бед, страшное военное детство, всю жизнь – вдали от родной земли, и в то же время – огромная любовь к Родине, к русским людям, собственная успешная жизнь, не смотря ни на что. Для меня Кирилл Эрасторич Гиацинтов – это настоящий пример стойкости, целеустремленности и патриотизма.

Мы общались с Кириллом Эрастовичем по скайпу, переписывались по электронной почте. Он прислал нам очень много материалов в электронном виде: фотографии его родителей, бабушек и дедушек, газетные статьи и даже генеалогическое древо его семьи. Много материалов о Кирилле Эрастовиче Гиацинтове и его семье мы нашли в интернете. Результатом нашей исследовательской работы стала экспозиция из фотографий и других материалов, которая была представлена в Законодательном собрании Пензенской области (бывшем Дворянском собрании Пензенской губернии).

 

 В Законодательном собрании Пензенской области. Презентация экспозиции о К.Э.Гиацинтове.

В этом очерке я поделюсь воспоминаниями Кирилла Эрастовича о его детстве, в которое так внезапно вошла война…

 

Из биографии

Гиацинтов Кирилл Эрастович  родился на юге Франции, в Перенеях, в городке Тароксон сюр Арьяж в 1930 г.

« Сам отец мой, Эраст Николаевич Гиацинтов, родился в 1894 году в Царском Селе под Петербургом, потом служил офицером в царской армии, а затем в Белой армии и, наконец, капралом во Французском иностранном легионе в Северной Африке.

Мать моя, Зоя Сергеевна Мартынова, дочь полковника царской армии, из старой дворянской семьи».

Мама Кирилла Эрастовича, когда была маленькой,  и ее предки, жили в Пензенской области.

 Родители, очень преданные России, были вынуждены эмигрировать в 30- годы во Францию, из-за сильного коммунистического натиска со стороны властей. Но оставаясь верными своей отчизне, они на протяжении всей жизни старались заложить в детей русские начала.

«Крестили меня Кириллом, в честь Великого Князя, а моих братьев, которые были рождены после меня, назвали Николай и Сергей, так что, как вы видите, всё осталось, как будто бы мы никогда из России не выезжали.

Родители воспитывали нас в русском духе… Дома всегда заставляли говорить на русском языке…

Кроме того, в нашем городке нам удалось устроить не только русскую церковь, но и вообще русскую общину, где была маленькая школа для детей, а также танцевальная группа, оркестр, ну и, конечно же, русский хор.»

О детстве у Кирилла Эрастовича остались теплые воспоминания, которые согревают его до сих пор.

«Как мы жили, было, собственно говоря, вспоминать очень приятно. В Альби, на юге Франции хороший климат. Мы жили немножко за городом, и в саду росли чудесные черешни, вишни, очень сладкие персики, сливы чёрные и белые, ну и, конечно, вокруг всюду были виноградники…

От Франции у меня остались замечательные воспоминания, хорошее детство, приятная жизнь и возможность бегать, кататься на велосипеде…»

Времена шли, дети подрастали, но вдруг неожиданным ударом стала война, начавшаяся в 1939 году. Семья Гиацинтовых оказалась на оккупированной фашистами территории.

«Сначала было всё незаметно, но затем, в 1941-ом году, Германия заняла больше половины Франции, главным образом на севере, а юг Франции перешёл под управление маршала французской армии ещё с Первой Мировой войны PhilippePetain.

… Помню также, что когда немцы заняли север Франции, у нас на дорогах были длинные-длинные и очень жалко выглядевшие колонны беженцев. Бежали все, кто могли – одни на машине, если у них таковая была, другие – на мотоциклетке, третьи – на велосипеде, а четвёртые – прямо пешком с какой- нибудь пачечкой, где их жалкое добро было собрано и сложено… мы стали замечать, что массу автомобилей, маленьких и больших грузовиков беженцы прямо бросали на улицах и вдоль дорог и продолжали пешком, или как могли, пытаться сбежать в Испанию, а оттуда… в Северную Африку.»

Война столкнула семью Гиацинтова с разными трудностями: разорение фирмы отца, а следовательно, нищета и голод, постоянный эмоциональный стресс… На некоторое время всю семью поместили в лагерь…

«Один день, кажется, в августе 1942-го года, к нам в обед пришли жандармы из Альби и сказали, что мы должны поехать с ними в городскую жандармерию чтобы записать всех нас, так как все мы были «бесподданные», живущие во Франции. Мы все – мама, я, брат Николай и отец – отправились в город и прошли там регистрацию. Но день закончился и нам сказали садиться в автобусы, чтобы проследовать в лагерь. Я не помню точно, где этот лагерь был, но не слишком далеко от нашего города – может быть, часа два-три от нашего города. И вот мы попали в бараки в этом лагере: колючая проволока, нас разделили – женщин и детей в одни бараки, мужчин – в другие. Было немного соломы на полу, и это была единственная кровать, на которой мы могли провести ночь и спать или сидеть. Насколько я помню, тут были собраны всяческие иностранцы, в том числе и французские евреи и цыгане. Лето было очень жаркое. Я точно не помню, как долго мы провели в этом лагере, но, думаю, две-три недели максимум…»

После для семьи Гиацинтовых наступил новый сложный жизненный этап: разлука с отцом семейства: он был отправлен в Германию. А немного позже, в ноябре 1942 года немецкая армия заняла всю Францию, включая город Альби.

« Я помню, как мы, мальчики, отправились на велосипеде на главную площадь смотреть, как немцы вошли в город. Ситуация была такая – всё было тихо, никто не стрелял, но немцы приехали с разными танками, пушками и военными «Фольксвагенами» большим порядком, выстроились на главной площади, подняли флаг и объявили, что вот теперь Франция под оккупацией Германии, и, мол, «пожалуйста, слушайтесь и никакого отбоя не давайте».

В конце 1942 г.отца Кирилла Эрастовича вместе с другими мужчинами отправили «добровольно» работать в Германию.  Его мать с двумя детьми осталась во Франции.

Кирилл Эрастович вспоминает о тех временах как о самом тяжёлом периоде Второй Мировой войны.

«Ну и тут началось очень трудное время для моей мамы, и я тоже в двенадцать лет должен был стараться каким-то образом прожить это время, потому что немцы начали раздавать карточки на пищу, которых не хватало ни на хлеб, ни на масло, ни на мясо, ни на что другое».

Гиацинтов вспоминает, что для того, чтобы прожить, им приходилось продавать все, что у них было (украшения, куски материалов…)

«Я помню ещё, будучи мальчиком 12-ти лет, я удивлялся, почему вдруг пропал хлеб, когда вокруг нас росла пшеница, и ещё больше, что пропало вино, когда вокруг нас были виноградники, которые, по- видимому, каждую осень приносили, опять-таки, прекрасный виноград, но вино куда-то пропадало. Ну, одним словом, время проходило. Мы начали чувствовать и голод, и войну, правда, нас не бомбили, но было очень трудно прожить дальше».

После, в 1943 году, следовал переезд всей семьи в Германию.

«В начале 1943-го года, не знаю каким способом, моему отцу удалось устроить маму на ту же фабрику, где он работал, в городе Линц (теперешняя Австрия), и в феврале месяце мама, мой брат Коля и я бросили всё, что у нас ещё было в квартире, закрыли дверь, взяли пару чемоданов с одеялами и подушками и сели в поезд, специальный для рабочих, назначенных в Германию, и нас перевезли в Линц, где, конечно, последние полтора года войны мы провели под бомбёжками и вели ещё более трудную жизнь, чем во время оккупации во Франции, так как мы находились уже прямо в самой Германии».

В Линце семья Гиацинтовых была на территории лагеря для работников из Западной Европы, а рядом был лагерь для остарбайтеров. Условия содержания отличались. С остарбайтерами обходились очень жестоко. Отец Кирилла Эрастовича несколько раз выступал в их защиту, однажды его чуть не расстреляли за это, спасло то, что он был классным специалистом и на заводе его навыки были нужны.

После окончания войны семья Гиацинтовых решила уехать в Соединенные Штаты Америки.  Однако здесь возникли непредвиденные трудности: переезд был задержан тяжелой болезнью брата Кирилла Эрастовича, Николая. Но всё же переезд состоялся.

«Мы попали в Америку всей семьёй, без денег, как всегда, без имущества, но, одним словом, живы и, более менее, здоровы.»

Постепенно мать Кирилла Эрастовича нашла себе работу и все стало налаживаться. Но о возвращении во Францию семья даже не думала.

«На вопрос, почему мы после войны не вернулись во Францию, можно очень просто ответить. В первую очередь, на было работы для иностранцев, и фабрика, на которой работал мой отец, была уже закрыта, но, кроме того, во Франции началась  левая социалистическая политика, и казалось, что коммунизм захватил всю ту часть Западной Европы, которая оставалась свободной».

Здесь для семьи Гиацинтова более менее закончились военные муки.

« Меня через год взяли в американскую армию,– сначала чтобы воевать в Корее, но потом меня перевели в Германию. Так что мне удалось, как и моим братьям, окончить университет. Все мы получили хорошее образование и «зажили», если так можно выразиться».

Связь Кирилла Эрастовича с Россией сейчас

Кирилл Эрастович владеет французским, английским и русским языками и может объясниться, если надо, на целом ряде других языков, которыми ему приходится пользоваться во время частых поездок по всему миру.

Несмотря на это, Кирилл Эрастович никогда не забывает свои русские корни и, в качестве Президента Русского Дворянского Собрания в Америке, а также Директора Общества содействия русским детям и Толстовского дома престарелых, всегда старается провести дворянские принципы, оказать помощь детям, сиротам, больным и старикам в России и в других странах, где находятся русские эмигранты.

Помимо служебных поездок в Россию и другие страны СНГ, Кирилл Эрастович пользуется случаем, чтобы навестить и познакомиться с местами, откуда происходила его семья за многие годы до революции: конечно, это Москва и Петербург, в первую очередь, но также и другие места, например, «Тарханы» и другие окрестности Пензы, откуда происходили Мартыновы – его предки по материнской линии.

Русское гостеприимство, так же как и сердечные приёмы, расширяют диапазон Кирилла Эрастовича и знакомства с учёными, художниками, официальными лицами и, что также очень приятно, с простыми русскими людьми, с которыми он с удовольствием встречается.

«Как я узнал, что Россия – моя Родина.

Когда я в первый раз прилетел в Советский Союз в 1966-ом году, как представитель фирмы «Селаниз», по приглашению «ГосКомитета по Науке и Технике», мне было, конечно, очень душещипательно вступить на землю своих предков.

Родившись во Франции, где моя фамилия писалась как «Guitsintoff», а потом прожив с нашей семьёй несколько лет в Австрии, где мы были «Giazintow», и, наконец, живя в США, где не совсем правильный перевод дал написание «Geacintov», я уже давно привык постоянно объяснять по буквам написание своей фамилии. Как только я подошёл к двум приятным дамочкам из фирмы «Интурист», которые встречали нашу группу, на их вопрос об имени и фамилии я ответил «Гиацинтов» и, по старой привычке, начал побуквенно объяснять как это пишется, но тут, к моему большому удивлению, они мне ответили, что Гиацинтов – красивая русская фамилия, и её не надо расшифровывать по буквам.

Это было в первый раз в моей жизни, что процедура, к которой я привык во всех странах, вдруг оказалась ненужной.»

Связь Гиацинтова с Родной Пензенской землей в настоящее время

К.Э.Гиацинтов ведет большую благотворительную и общественную работу в России, а в особенности на Родине его прародителей, в Пензенской Губернии.

В 2004 году К.Э.Гиацинов по приглашению Пензенского Правительства и администрации музея М.Ю.Лермонтова принял активное участие в праздновании юбилея великого русского поэта в Тарханах.

В 2008, 2010 гг. Правительство Пензы совместно с Русским Дворянским Собранием в Америке (К.Э.Гиацинтов является президентом РДСА) оказали активную поддержку в организации международного мульти-медийного арт-фестиваля «Пленэр на Пензенской Земле» с участием группы студентов из США (Хор Йельского университета, США), художников России, Великобритании и США.

 Сейчас Кирилл Эрастович Гиацинтов — успешный человек,  он является  президентом  фирмы DRG International Inc., которая производит и поставляет уникальное лабораторное оборудование более чем в 110 стран мира. Он  член Совета директоров Российско-американского совета по торгово-экономическому сотрудничеству,  а также действительный член Нью-Йоркской Академии наук, Общества ядерной медицины, Американской ассоциации клинической химии и Регионального экспортного совета по штату Нью-Джерси, являющегося отделением Министерства торговли США.  А еще, он активно занимающийся благотворительной деятельность.

Кирилл Эрастович Гиацинтов всей своей жизнью доказывает, что человек всегда может оставаться человеком, невзирая ни на какие жизненные трудности, и Родину можно любить по-настоящему, даже, не смотря на то, родился и вырос в дали от нее. Уверена, что этого человека можно считать достойной личностью, образцом для молодого поколения, истинным патриотом.

 

Больше новостей

Всероссийский конкурс социальных проектов «Активное поколение» проводился при финансовой поддержке Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко. В нем принимали участие российские…