Сапожников Валерий Александрович, 1943 г.р.

Материал собрали и обработали:

Вавилов  Антон, МБОУ Ермоловская средняя школа Пензенского района Пензенской области, 8 Б класс.

Руководитель: Камардин Н.Г.

 ***
Я хочу рассказать Вам о близком мне человеке, малолетнем узнике Великой Отечественной войны. Данную информацию я узнал из бесед с его родной сестрой и женой.

Сапожников Валерий Александрович родился 8 июня 1943 года.

Мама Валерия Александровича — Ирина Александровна — чистокровная немка из Саратовского Поволжья. Ей ли нести крест в виде жизненных испытаний в немецких концлагерях, да видно не отметилась добрым знаком немка и вместе с белорусскими, русскими, украинскими гражданами делила весь ужас вражеских застенков…

Ирина Александровна, приехавшая из Саратова по направлению работать лаборанткой в Турковское заготзерно, и работник того же предприятия Александр Николаевич Сапожников решили пожениться. В Турках у них родился малыш — Стасик. Вместе с ним они уехали в город Борисов, что в Белоруссии, начинать новую счастливую жизнь. Уехали они по направлению, которое получил Александр Николаевич из Москвы, где он получал свое образование. Через некоторое время случилась беда — Стасик сильно заболел и умер. Произошло  это в 1940 году.

И вот в одно прекрасное летнее утро Ирина Александровна выглянула в окно. Светило яркое солнце. Небо было ясное. Ничего не предвещало беды. Но вдруг на фоне ясного неба загремел гром.  И откуда не возьмись, появились немецкие бомбардировщики. Вот в такую предрассветную июньскую тишину на страну вторглась большая, страшная и тяжелая война.

Белоруссия в годы Великой Отечественной войны на свои плечи приняла горькие дни отступлений, слезы, растерянность, ощущение безысходности.

В семье Сапожниковых родилось двое близняшек — пацанов: Валерка и Роберт. Жить в окружении немцев было невозможно. Долгое время семья скиталась по деревням. Мучениям не было предела.  Однажды на мирных жителей налетели гитлеровские асы. Начался хладнокровный расстрел с воздуха незащищенных людей. Все заволокло черным дымом, в котором полыхали языки зловещего пламени. Сапожниковы бросились на ржаное поле, ища там спасения. Отец нес толстущего Роберта, мать – худощавого Валерку. Летчики открыли по ним бешеный огонь. Смерть казалась неизбежной. Родители предприняли последнюю попытку сохранить жизнь детей: закрыли их своими телами. На какое-то мгновение от страха и ужаса помутнело в глазах. Сколько слов — прощаний, просьб и надежд в мыслях пронеслось у каждого?!

А когда пришли в себя, то увидели четкие отметины на земле от смертельных крупнокалиберных пуль буквально в двух-трех сантиметрах от их чудом оставшихся в живых малышей. И еще мать заметила, как сразу поседел отец.

А потом в судьбе родительской и мальчишек тоже были немцы, закрытые вагоны и перестук колес, который торопился в западном направлении.  В 1943 году фашисты депортировали Сапожниковых в Германию.

Под лай овчарок людей сажали в товарные вагоны, разлучая грудных детей с матерями. Валерий родителей не потерял, но его ожидала участь малолетнего узника. В трех концлагерях: Лицманштадт, Визбаден, Ворм — проходил крещение жизнью маленький Валерка. Жизнь на чужбине была невыносима, смерть от голода постоянно висела над головой. Спасал отец, который, рискуя жизнью, воровал у хозяйки яблоки, сливы и другие

фрукты и овощи,  приносил их под рубахой домой, перетирал на самодельной терке и кормил Валерия и брата. Не всякий взрослый выдерживал этот неземной ад.  А Валерию, брату и родителям достался счастливый билетик — выжили. Повезло!

Казалось, что все страшное позади, но Сапожниковы ошибались. После освобождения американцами, оказалось, радовались рано, впереди были новые испытания — уже на родной земле.

Нынче это не секрет: в жестокие сороковые действовала такая постановка: был в плену — вперед, на поселение в Сибирь!

По дороге в Сибирь — прямо в поезде — у них родился еще малыш — Александр.

В Сибири у них появилось две девочки — Тамара и Зоя.

 Жили в полуземлянке, промерзавшей насквозь. Родители валили лес, оставляли детей одних, с коптящей керосиновой лампой; землянку часто полностью заносило снегом.  Потом им дали крохотную комнатку на семь человек в приспособленном бараке.

Потом родители стали работать на кирпичном заводе, всегда были в передовиках. Именно там они очень сильно подорвали свое здоровье.

Валерий тоже начал работать на кирпичном заводе, где с другими подростками месил глину. Нормы устанавливались нереальные. Приходилось туго. Даже лошади вставали от усталости, нередко падали. Тогда их заменял Валерий со своими сверстниками, крутя до изнеможения глиномешалку.

На родине все думали, что они погибли, так как связи с родными не было. После смерти Сталина, была разрешена переписка с родственниками и семья Сапожниковых вернулась на малую родину — в рабочий поселок Турки Саратовской области.

На своей малой родине Валерий вместе со своим братом и сестрами пошел в школу, правда в соседнем селе — в Шепелевке.

А потом была служба в рядах Советской Армии, в городе Козельске.

В Турках он познакомился со своей второй половиной, будущей женой – Надеждой.

Вот что он пишет в своих стихах:

«Я полюбил тебя всерьез,

Так видно сердцу надо.

За то, что ты без сна и грез

Явилась мне наградой »

 В 1967 году сыграли свадьбу, построили свой дом. Бог наградил их и дочкой, и сыном; а также двумя внуками и внучкой.

Он прошел огонь и воду, но все же сохранил к жизни постоянную и глубокую страсть.

Валерий Сапожников всю жизнь был художником. «Все красные уголки в совхозе мои» — говорил он. Не сразу выбрал он профессию учителя. А когда все-таки нашел себе дело по душе, никогда не изменял ему: он работал преподавателем-организатором ОБЖ в Ермоловской средней школе. Нравилось ему это занятие, просто горел на работе, когда возился с детьми. Ребята отвечали взаимностью: были активны на уроках, посещали стрелковый кружок.

В расцвете сил он ослеп, стал инвалидом. Но, уйдя из школы, он душой оставался в ней. Напоминали о бывшем учителе и старые стенды, с таким вкусом и мастерством оформленные Валерием Александровичем. Сейчас школа приобрела новый облик. Это естественно — все течет, все изменяется. Однако коллеги его помнят.

У него никогда и в мыслях не было, что займется стихотворением. Будет выводить четверостишия на белом тетрадном листке аршинными буквами ярким черным маркером. Потеряв зрение, майор запаса именно в этом нашел свое призвание. Неожиданным это не назовешь, потому что он всегда видел прекрасное во всем: в педагогической деятельности, в работе художника, уходе за плодовыми деревьями, в изготовлении красивых предметов из дерева, в разведении пчел.

«Пчела – трудяга очень четко

Почуяв, что заря взошла,

Стрелой, сорвавшись от прилетки,

Уже на промысел пошла»

 Дома он не вылезал из своей святыни — слесарной мастерской. «Дерево — моя слабость. Как учую запах стружки — душа поет» — говорил он. Квартира его украшена искусно выжженными портретами. Здесь и портреты красавиц, и Есенин, и Маяковский, и пейзажи.

Именно об этом пишет он свои стихи. Именно это составляет прекрасные мгновения его жизни, ценность которой он познал в войну  и во время сталинских репрессий. Свои произведения он подшивал в тетради с аккуратной нумерацией и оглавлением на обложке.

Даже в этом сказывалась немецкая педантичность Валерия Александровича, унаследованная от матери, незадолго до смерти принявшей православие.

Последнее время сельский поэт писал мало. Сложно было работать даже с маркером. Подарили ему диктофон, чтобы с голоса стихотворения записывать. Не гордился он своим талантом. Просто был рад, что его поэзия просто кому-то нужна.

Человек, о котором я рассказал – это мой замечательный дедушка.

21 апреля 2013 года он ушел из жизни.

Больше новостей

16 мая состоялся первый открытый оргкомитет фестиваля «Добрая Пенза». В коворкинге «Клевер» собрались неравнодушные и активные пензенцы, представители общественных организаций,…